Исследования успешного старения

 

В рамках моего диссертационного исследования, я занимаюсь исследование модели психического (социального познания) и восприятия времени в поздних возрастах (при нормальном старении). Подробнее Вы можете ознакомиться с публикациями http://psyjournals.ru/authors/52654.shtml 

 

Все мы знаем, что происходят  глобальные изменения в демографической ситуации, которые выражаются в феномене стареющего (седеющего) населения (Роик, 2009; World Population Prospects, 2012).  Число пожилых людей старше 60 лет достигнет к 2050 году двух миллиардов, составив более 20% мирового населения (WHO, 2002; Depp, Glatt, 2007). Согласно данным Росстата за 2014 г. уже сейчас в России количество пенсионеров превышает 30 млн. Рост пожилого населения во всем мире обусловлен не только увеличивающейся продолжительностью жизни, но и возрастанием сроков жизни людей с множественными хроническими заболеваниями (Ярыгин, Мелентьев, 2010). Более 20% пожилых людей в возрасте 60 лет страдают психическими и неврологическими расстройствами, 7% из них имеют инвалидность (Яцемирская, 2001). Данный прогноз старения населения сопровождается вероятностью  роста недугов, хронизацией болезней, инвалидизации, что негативно скажется на адаптивных способностях и приведет к снижению субъективного благополучия (Роик, 2009).  

В связи с этим проблема психического и психологического здоровья, актуальная для любого возраста человека приобретает особую значимость в пожилом (55-74) и старческом возрасте (75-90). 

По данным Евростата (2012) ожидаемая продолжительность жизни в мире в среднем 79,6 до 75,8 с инвалидизацией эти цифры уменьшаются на 5,7 до 7,2 лет (WHO,2014).  В России средний прогноз по Росстату, что к 2020 году средняя продолжительность жизни составит 71,8 лет. У женщин – 77,3, а у мужчин – 66,2 года. Угроза населению не старение, а инвалидизация. В связи с этим, задача 21 века не только увеличить годы жизни человека, но уменьшить зависимость от болезней и инвалидизации, т.е. увеличить качество жизни (Fernandez-Ballesteros, 2006). Эти фактические данные способствовали развитию программ и планов по работе с проблемами старения. Например, Vivir Con Vitavidad-M, International Plan of Action on Ageing (MIPPA), целью которой решать медицинские, психологические и социальные задачи пожилого и старческого возраста. Приоритетными направлениями являются: 1) определение и оценка компетентности в пожилом возрасте; 2) улучшение здоровья и благополучия; 3) обеспечение благоприятных и безопасных условий жизни. Взаимоотношение пожилого человека и окружающей среды (Fernandez-Ballesteros, Molina, 2012). Активно проводятся различные исследования пожилого и старческого возраста (Pinquart, Fernandez-Ballesteros, 2007). На основе мета-анализа исследования пожилого возраста в 30 странах Европы было показано, что больший акцент исследований уделяется нейродегенеративным расстройствам в поздних возрастах, когнитивному старению, хроническим заболеваниям, аффективным расстройствам, помощи пожилым людям, а также социальному познанию, саморегуляции и другим социокогнитивным и эмоциональным процессам. (Neubauer, Drapaniotis, 2014). Геронтопсихология (психогеронтология) является одной из краеугольных дисциплин, которая участвует в улучшении качества жизни в старости. Однако, по сей день наблюдается трудности понимания старения.  В развитии представлений о старости и старении долгое время преобладал элиминатный (исчезающий) вариант интерпретации данного явления как симптома и отмирания, угасания всех жизненных процессов (  ). На данный момент выделяют следующие подходы к пониманию старения (Thomas, Inul, 2003; Lacruz, Emeny, 2010):

Биомедицинский подход (Biomedical Approach) рассматривает процесс старения как спад, потеря силы и энергии, возраст превратностей, senectus ipsa est morbus, т.е. протекающий всецело в дефицитности, инволюции и угасании различных систем организма. Старение приводит к росту возрастных недугов и болезней, потери автономии, что в последствии приводит к усугублению инвалидизации (Barnes, 2011). Старение приводит к отделению человека и общества (Bulow, Soderqvist, 2014). Данный подход сосредоточен на следующих аспектах старения: 1) отсутствии хронических заболеваний и факторов риска для развития болезней; 2) хорошем здоровье и высоком уровне самостоятельной физической активности; 3) активности, пластичности когнитивных процессов.  Из перечисленных аспектов заметно, что этот подход не оставляет места для социально-психологической оценки, и уделяет внимание только соматическому и когнитивному статусу пожилого человека. Этот подход понимает старение с точки зрения оптимизации продолжительности жизни при минимизации физического, когнитивного снижения и рисков инвалидизации (Baltes, Mayer, 1999).

В рамках биомедицинского подхода часто выделяют психокогнитивный подход (Psycho-Cognitive Approach), который определяет старение по отсутствию депрессии, тревоги, когнитивных нарушений. Присутствию устойчивости, нормального физического и психического функционирования (Willcox, 2001). Конечно, при рассмотрении старения важно учитывать биологические факторы, ведущие к преждевременному старению (Bülow, Söderqvist, 2015). С одной стороны исследования показали, что протекание старения в меньшей степени зависит от генетической предрасположенности, чем считалось раньше (Фроликис, 1988; Vaillant, Mukamal, 2001). Генетически запрограммированы многие свойства организма и уже от них зависит темп старения, продолжительность жизни. Однако генетическую предрасположенность (генетическая программа-особенности организации организма-темп и последовательность развития старения) следует учитывает, однако этого недостаточно для прогноза старения человека. Тут следует учитывать адаптационно-регуляторную теорию старения (Фролькис,1988) и диатез-стрессовую модель развития заболеваний (   ) в рамках биопсихосоциальной подхода (Burns,2013). Интерпретируя факты о возрастных недугах и болезнях при старении через призму биомедицинского подхода по сей день приводит специалистов к парадоксу, что одни люди с плохими медицинскими анализами чувствует себя больными, а другие несмотря на ряд симптомов чувствуют себя хорошо (Lacruz, Emeny, 2010).

 С.П. Боткин (1889) и И.И. Мечников (1908) считали термин инволюция в отношении старения – ошибочным. Следовало бы организовать систематические исследовании старости, чтобы определить наилучшие условия сохранения деятельности в преклонном возрасте (Мечников, 2011). И.В. Давыдовский процесс старения вместо понятия «инволюции», предлагал обозначит понятием геронтогенез, который обозначил как длительный, качественно своеобразный, сложный, противоречивый процесс, имеющий свои специфические фазы. Однако он отмечал, что несмотря на выше изложенное процесс старения ведет к «увяданию и смерти» (Соколова, Берецкая, 2012). С 1970-х годов в отечественной геронтологии была распространена адаптационно-регуляторная теория старения В.В. Фролькиса (1988), согласно которой старение человека – это стохастический процесс, сложный и противоречивый на биологическим, психологическом и на социальном уровне. Процесс старения сопровождается возникновением важных приспособительных механизмов, комплекса адаптационно-регуляторных сдвиг, которые В.В. Фролькис (1988) определил как процесс витаукта, позднее было введено понятие «психологический витаукт» который представляет собой компенсаторные процессы, оберегающих систему «Я» пожилого человека от разрушения (Молчанова,  1999). В.В. Болтенко отмечал, что старение не может рассматриваться с точки зрения деструкции, уменьшение всех возможностей <…> в старости продолжается процесс психического развития, способствующий относительной стабилизации на новом уровне (1976). Здоровье в пожилом возрасте не может быть определено только с точки зрения биомедицинских аспектов, но должны измерять способности человека функционировать в форме, приемлемой для себя и для группы, частью которой он является. Представление о старении не может оказаться полным и цельным без учета благоприятных случаев, которые лучше, чем какие-либо другие варианты, характеризуют старение, присущее человеку (Шахматов, 1996; Phillips, Davidoff, 2004). Многие пожилые люди считают, что их возраст не так страшен, и не всегда сводится только к снижению и образованию болезней. Для пожилых людей важным является не наличие какого-либо заболевания, а вопрос в какой степени оно ограничит повседневную жизнь, повлияет на качество жизни, что в последствии может привести к прикованности к ограниченному пространству (Карюхин,  1999; Яцемирская, 1999). Самоидентификация здоровья в пожилом возрасте является наиболее распространенным критерием благоприятного старения, а также является весьма значимым предиктором смертности (Heckhausen, Schultz, 1993). Разделение пожилых людей на «больных» и «нормальных» давно не признается. Существует различия между «обычным» старением (нормативное снижение физических, социальных и когнитивных функций под влиянием внешних факторов) и «успешным» старением, в котором функциональные потери минимизируются при учете внешних факторов. Оба типа старения относятся к непатологическим формам старения (Rowe, Kahn, 1987) Пожилой возраст не сводится к снижению физических и когнитивных функций. Однако стоит отметить нормативные возрастные изменения в физических (увеличение кровяного давления и глюкозы в крови) и познавательных (снижение памяти и концентрации внимания) функциях которые при организованном наблюдении специалистов не связаны с рисками развития заболеваний и инвалидизации (Елютина, 2001; Козлов, 1998; Bülow, Söderqvist, 2015).

На данный большинство пожилых людей рассматривается через призму традиционной медицинской модели, не учитывая оптимальные, ресурсные, успешные формы старения. Эти варианты, будь они обозначены как успешные, удачные, благоприятные, здоровые отражают их выгодное положение в сравнении с другими формами старения (например, прогерией). В связи с этим для описания процесса старения недостаточно учитывать только степень морфофизиологического функционирования (Холостова, 2000;  Яцемирская, 1999).  В связи с этим на смену биомедицинской модели появилась биопсихосоциальный подход (Biopsychosocial Approach, S. Thomas, 2003; Combined Approach). Спецификой этого подхода является изучение неповторимой индивидуальности пожилых людей. Биохимические и морфофункциональные отклонения от обычного состояния организма – это еще не болезнь (D.L. Engel,1977; Лифинцев, Анцута, 2013). В нем старение понимается как динамический процесс учитывающий и морфофункциональные и психосоциальные аспекты и как результат развития на протяжении всей жизни. Старение включает в себя ряд аспектов: 1) способность к росту и обучению, используя прошлых опыт, чтобы справиться с нынешними условиями, сохраняя при этом реалистичность самоощущений; 2) удовлетворенность своей прошлой и настоящей жизнью. Биопсихосоциальный подход делает акцент на следующих критериях старения: 1) удовлетворенность жизнью; 2) социальная активность, 3) наличие психологических ресурсов; 4) стремление к личностному росту. Т.е. раскрывает человека как субъекта жизни, который живет, чувствует, трудится, говорит, анализирует свое мировосприятие (Cassinello, 2007; Kanning, Schlicht, 2008). В рамках этого подхода выделяют Lay View подход, который сфокусирован на наличии субъективного благополучия (Von Faber, 2001; Bowling, Dieppe, 2005;), позитивных эмоций, оптимального восприятия здоровья в поздних возрастах. Таким образом биопсихосоциальных подход позволяет рассматривать стареющего человека в неразрывном единстве и взаимопроникновении сомато- и психосоматических и духовно-нравственных составляющих, что позволило ввести понятие и критерии «успешного старения» (successful aging).

 

R.J. Havighurst (1961) ввел понятие «успешное старение» и определил его как состояние, в котором пожилой человек испытывает максимальную удовлетворенность от жизни без серьезных затрат для общества. С тех пор, в литературе значительное внимание уделяется конкретизации определения успешного старения. Многие зарубежные авторы понимают успешное старение как отсутствие хронических заболеваний и способность продолжать эффективно функционировать как физически, так и психически. Данное определение еще раз возвращает к биомедицинскому подходу понимания старения. Сам R.J. Huvighurst (1963) предположил, что в основе успешного старения лежит внутреннее чувство счастья и удовлетворенность своим настоящим и прошлым.  Wan  (1986) выделил  ряд детерминант влияющих на здоровье в пожилом возрасте:  физиологическое состояние, отсутствие дегенеративных заболеваний,  психическое состояние, возраст, пол, отсутствие функциональных ограничений, и наличие и прочность  социальной поддержки. Ryff (1989) предложила следующие критерии успешного старения: самопринятие, позитивные отношения с другими, автономия, контроль над своей жизнью, наличие целей в жизни и стремление к личностному росту (Strawbridge, Cohen, 1996; Cochrane, 2010; Bülow, Söderqvist, 2015).

Bowling и P. Dieppe (2005) провели опрос: является успешным старением среди людей пожилого возраста (от 50 лет и выше) проживающих дома. Из этих людей 75% оценили свое старость благоприятно («очень хорошо», «ну хорошо» или «не очень хорошо»). На основе проведенного исследования они выделили следующие критерии: стремление к продолжительной жизни, удовлетворенность жизнью и ощущение благополучия, психические и психологическое здоровье, пластичность когнитивные процессы, личностный рост, наличие познавательного интереса, физическое здоровье, независимое функционирование, ресурсы совладания с стрессом,  позитивное мировоззрение, ощущение востребованности, самоуважение, независимость, социальная общность, интересы и увлечения, поддержка, участие в жизни общества, активность.

 Отечественные исследования выделяют следующие качества пожилых людей, которые положительно оценивают свою старость:

  • Отчетливая ориентировка на настоящее время. Отсутствие проекции на прошлое время, но также нет и устойчивых планов на будущее. Нет ретроспективного анализа пережитых в прошлом конкретным событий с идеями или намеком на идеи самообвинения. Отсутствуют попытки найти виноватого или винить себя в неправильной (с сегодняшней точки зрения) прожитой жизни.
  • Тенденция к пересмотру прошлых активных целевых установок, правил и убеждений. Данный анализ приводит к выработке новой, созерцательной, спокойно и самодостаточной жизненной позиции. Спокойный и созерцательный образ настоящей жизни исключающий какой-либо вид борьбы или какие-либо устойчивые стремления.
  • Стремление переосмыслить свой прошлый жизненный опыт, прошлую деятельность с позиции своего субъективного возраста. Общая оценка своей прошлой деятельности оценивается как прожитой суетной жизни, не имеющей смысла. При этом отсутствует негативная проекция на прошлое,
  • Восприятие окружающей жизни, сегодняшнего состояния здоровья, имеющихся физических недугов, социального и материального статуса как естественного состояния с выработкой новой ценностной жизненной установки с опорой на имеющиеся физические и психические ресурсы.
  • Появление новых интересов. Например, обращение к природе, укрепление различного рода морально-нравственных установок. Открывает для себя возможность творчески обрабатывать накопленных опыт (стремление писать стихи, писать картины, конструировать кукол или игрушек). Осознание и реализация в этой деятельности способствует укреплению чувства удовлетворенности собой, а также ощущение реализованности.
  • Желание бескорыстно быть полезным окружающими, в первую очередь больным и слабым (участие в социальной работе), а также близким людям и семье.  

На основе выше перечисленных качеств Н.Ф. Шахматов отмечал, что понятие «успешная» или «счастливая» старость не является теоретическим конструктом.  Под «счастьем» понимается такое состояние, которое соответствует наибольшей внутренней удовлетворенности условиям бытия, полноте и осмысленности жизни (1999). 

Please reload