Всероссийская конференция с международным участием «От истоков к современности», посвященная 130-лет

Дефицит модели психического при нормальном старении: за и против[1]

«Deficiency of theory of mind in normal aging: view of the pros and cons».

A.I. Melehin.

Мелёхин Алексей Игоревич, аспирант ИП РАН, лаборатории психологии развития; clinmelehin@yandex.ru

За последнее время наблюдается стремительный рост исследований социального взаимодействия, социального познания и модели психического (theory of mind) в пожилом и старческом возрасте [4]. Социальное взаимодействие между людьми осуществляется через социальное познание как способности посредством которой субъект интерпретирует и прогнозирует поведение других людей, исходя из их убеждений и намерений. Часто в исследованиях отождествляется социальное познание и модель психического (сокр. ТоМ). Однако большинство исследователей выделяют следующие компоненты социального познания являются: 1) модель психического; 2) эмпатия и 3) распознавание эмоций по лицам [6]. Модель психического является центральным компонентом социального познания, который позволяет понимать собственное психическое состояние и других, чтобы понимать и прогнозировать поведение [4].

Исследования отмечают, что ТоМ развивается в течение всей жизни. Основное внимание уделяется исследованию модели психического у детей и молодых людей с различными особенностями развития (черепно-мозговые травмы, аутистический спектр расстройств, шизофрения, психотические расстройства, болезнь Паркинсона и Альцгеймера). Однако, существует очень много зарубежных исследований по модели психического в пожилом и старческом возрасте при нормальном старении [2]. Под нормальным старением понимается закономерное ухудшением состояния двигательных, когнитивных функций, снижением мобилизационные возможности организма. Проводятся исследования изучения модели психического в связи наличием легкого и умеренного когнитивного дефицита при нормальном старении. Исследования влияния пола, уровня образования, наличие психических расстройств, использование вербальных или невербальных методик исследования на особенности понимания психического состояния других в пожилом и старческом возрасте [1], [2]. Существует исследования, показывающих с одной стороны возрастное улучшение, а с другой стороны указывают на наличие дефицита модели психического в пожилом и старческом возрасте [2].

Интерес к исследованиям социального познания в поздних возрастах связан с одной стороны с феноменом «глобального старения населения», а также с быстрой распространенностью нейродегенеративных расстройств в поздних возрастах. Показано, что с возрастом повышается уязвимость механизмов социального познания, что выдвигает необходимость детального исследования изменений компонентов и механизмов социального познания в поздних возрастах. Оценка социального познания в процессе старения является фундаментальным диагностическим критерием с целью эффективной поддержки людей пожилого и старческого возраста. Американская психиатрическая ассоциация включила дефицит социального познания в новый критерий «основного нейрокогнитивного расстройства» в рамках DSM-V [4]. Благополучное социальное взаимодействие в пожилом и старческом возрасте может непосредственно обогатить и перераспределить физические и психические ресурсы, что приведет к повышению субъективного психологического благополучия. В связи с этим социальная ценность исследований модели психического в поздних возрастах до конца не осознана. Появляются исследования по социально-когнитивному обучению способности понимать собственные психического состояния и других людей в пожилом возрасте в рамках реабилитационных программ [5].

На основе данных нейровизуализации S.G. Shamay-Tsoory предложил понимать TоМ как многомерный конструкт с различными компонентами и субкомпонентами, которые имеют несколько уровней развития в онтогенезе [3].

Когнитивный («холодный») компонент обеспечивает понимание планов, намерений, намеков, иронии, сарказма, юмора и обмана. В нем выделяют два уровня репрезентация о психическом состоянии другого: репрезентации первого порядка позволяют построить простое представление о психическом состоянии другого (как убеждение или мысль “Что думает Маша”); репрезентации второго порядка (метарепрезентации) позволяют построить сложную атрибуцию т.е. оценить психическое состояние одного человека по отношение к другому человеку (“Маша подумала, о чем подумал Паша”) [6].

Аффективный («горячий») компонент обеспечивает понимание эмоционального состояния (эмоционального выражения), а также того, что люди думают о том, что мы чувствуем. Аффективный компонент ТоМ включает в себя два субкомпонента:

  • Аффективно-когнитивный компонент (когнитивная эмпатия), включает в себя осознание или признание чувств других людей.

  • Аффективно-эмпатийный (эмоциональная эмпатия), включает в себя способность переживать эмоции других людей.

D. Maureen предложил отдельно выделять волевой компонент в структуре ToM, который относится к формам социальной коммуникации, когда один человек пытается повлиять на психическое и эмоциональное состояние другого [3].

В результате анализа зарубежных исследований можно сделать вывод о том, существующие исследования показывают противоречивые результаты о степени возрастных различий ТоМ в пожилом и старческом возрасте. Многие исследователи сходятся в одном, что не стоит рассматривать дефицит модели психического как изолированный симптом в способности пожилого человека понимать собственное психическое состояние и другого человека [1]. В контексте нормального старения в связи с когнитивными изменениями (вербальный интеллект, производительность интеллекта, исполнительные функции, скорость обработки информации, рабочей памяти), снижением социального участия, с чувством одиночества, депрессией и развитием соматических недугов происходят качественные изменения в интегративных компонентах модели психического. Действительно есть исследования, показывающие влияние старения на когнитивные процессы. Происходят заметные изменения в отделах мозга наиболее связанных с ТоМ: медиальная префронтальной кора, височная доля и зоне перекрытия. Есть также значимые корреляции между TоМ и нарушениями белого вещества головного при старении [2]. Однако помимо этих изменений стоит учитывать Однако помимо этих изменений стоит учитывать с одной стороны физические и психические компенсаторные ресурсы (эффект «мозгового резерва») в пожилом и старческом возрасте несмотря на имеющиеся физические недуги и заболевания в поздних возрастах. С другой стороны оранизационную составляющую (мотивация, тип, сложность) предъявляемых задач для оценки понимания психического состояния другого человека. J.Saltzman утверждает, что имеющиеся методики оценивают различные аспекты ТоМ, которые могут отличаться с возрастом, в связи с этим важно рассмотреть диапазон применения данных методик для исследования модели психического [5]. Более полные батареи методик ТоМ разработаны больше для детей (например, T.L. Hutchins, P.A. Prelock), чем для взрослых. Однако существуют батареи, используемые для взрослых (Penn Neuropsych Battery).

G. Slessor, L.H. Phillips использовали вербальные и невербальные задачи на понимание психического состояния другого человека для респондентов молодого и пожилого возраста. Молодые участники исследования лучше справлялись с вербальными задачами. Пожилые испытуемые показывали низкие оценки в статистических и динамических визуальных задачах, а также невербальных задачах [2]. J. D. Henry показала, что динамически-визуальный стимул (т.е. движущиеся изображения ряда событий, которые приводят главного героя к особому психическому состоянию), более экологично действенны и информационно богаты по сравнению с вербальными нарративами (т.е. рассказами, в которых описываются различные ситуации). Промежуточное значение между ними занимают задачи, в основе которых лежат статически-визуальные стимулы (например, изображения глаз и лиц людей). При предъявлении задач также важно учитывать натуралистичность и социальный контекст предъявленных материалов. Эти рекомендации способствуют достижению уменьшения ошибок в ходе выполнения задач. Полимодальные каналы информации (вербальный и визуальный) в методиках способствуют большей когнитивной нагрузке, что уменьшает скорость и влияет на эффективность обработки информации [2]. Любые эффекты возраста будут самыми большими для устно представленных стимулов и самыми маленькими для динамически-визуальных задач на понимание психических состояний другого. Это тенденция связана с тем, что «кристаллизованные навыки», такие как словарь, имеют тенденцию увеличиваться, таким образом устно представленные задачи на понимание психического состояния другого выполняются более успешнее, чем визуально-динамические задачи в пожилом возрасте.

Список литературы:

  1. Duval C. Age effects on different components of theory of mind// Consciousness and Cognition. 2011. Vol. 20. p. 627–642.

  2. Henry J.D. A Meta-Analytic Review of Age Differences in Theory of Mind// Psychology and Aging. 2013. Vol. 28. №. 3. p. 826–839

  3. Maureen D. Cognitive, Affective, and Conative Theory of Mind (ToM) in Children with Traumatic Brain Injury// Dev Cogn Neurosci . 2013. № 5.p. 25–39.

  4. Kemp J. Theory of Mind in normal ageing and neurodegenerative pathologies// Ageing Research Reviews. 2012. Vol. 11. p. 199– 219.

  5. Pezzuti L.A study about the Theory of Mind in primary and secondary aging// Life Span and Disability. 2011. № 1. p. 31-44

  6. Westby C.E. Social Neuroscience and Theory of Mind// Folia Phoniatr Logop. 2014. Vol.66. p. 7–17.

[1] Исследование выполнено под руководством Е.А. Сергиенко – д.п.н., профессора, заведующей лаборатории психологии развития ИП РАН