Роль опережающего отражения (= антиципации) в процессе восприятия времени

Роль опережающего отражения (= антиципации) в процессе восприятия времени

Способность воспринимать и оценивать время не является приобретением человека, а получена им по наследству от его животных предков и что в основе этой способности лежат механизмы так называемого «опережающего отражения», а точнее антиципации. Поддерживая точку зрения Б.Ф. Ломова мы считаем наиболее ёмкой и содержательной категорией, относящейся к различным феноменам антиципации, следует считать категорию «опережающее отражение» предложенное П.К. Анохиным. В нем подчёркивается отражательная природа явлений, связанных с влияние фактора «будущего времени» на поведение и деятельность человека. Антиципация – это не результат «свободной активности сознания» или некоторой духовной субстанции и не результаты спонтанной, не зависящей от внешней среды работы мозга, а различные формы и процессы отражения действительности. Но важно понимать, что отражение неверно было бы представлять себе как пассивный процесс зеркального воспроизведения в мозгу человека окружающей среды или как ряд ее моментальный несвязанных между собой «фотографий», в каждой из который фиксируется состояние окружающей среды в данное мгновенье. В мозгу отражается не только «мгновенные значения» тех или иных внешних воздействий, но и их динамика, тенденции их развития, их закономерные связи и отношения. Благодаря этому отражение становится опережающим.

Исходя из ленинской теории отражения, широко используя данные многих областей современного естествознания, в частности нейрофизиологии, общей биологии, биохимии. П.К. Анохин предложил концепцию «опережающего отражения», которое он понимал как способность мозга забегать вперёд, в будущее, в ответ на стимул, действующий только в настоящем. Эту способность он рассматривал как продукт и вместе с тем как важнейшее условие эволюции живых существ. В длительном процессе перехода от неживой материи к живой одним было требование приспособление к пространственно-временной структуре мира, т.е. такая внешняя и внутренняя организация живой материи, которая обеспечивала бы адекватное отражение окружающей среды.

Общая закономерность состоит в том, что в процессе «приспособления» живого организма к среде в его внутренней структуре вырабатывается специфический механизм управления – аппарат «опережающего отражения действительности». Вся история развития животного мира, -пишет П.К. Анохин, - есть демонстративный пример усовершенствования этой универсальной и самой древней закономерности, которую можно назвать «опережающим отражением» действительности, т.е. ускоренным в миллион раз развитием цепей химических реакций, которые в прошлом отражали последовательные преобразования этой действительности. Будучи универсальной закономерностью процесса приспособления живой материи, опережающее отражение обнаруживается на всех этапах биологического развития. У человека же в связи с возникновение второй сигнальной (речи) системы опережающее отражение действительность достигло своего высшего развития. В свете фундаментальной закономерности – отражающего отражения действительности – был специализирован сам мозг как орган психической деятельности, т.е. орган всеобщего отражения мира в мыслительной деятельности человека. Это обстоятельство обусловило столь широкое и совершенное овладение не только настоящим, но и будущим временем. Из выше кратко проведённого анализа можно заключить, что категория «опережающее отражение» - наиболее широкое по объёму понятие, выступающее как родовое по отношению к понятию «антиципация». Антиципация представляет собой частный случай, или точнее форму опережающего отражения. Вслед за идеями Б.Ф. Ломова, Е.Н. Суркова и Е.А. Сергиенко, нам представляется, что термин «антиципация» наиболее адекватен для обозначения тех форм «опережающего отражения», которые изучаются психологией.

Отметим вслед за Б.Ф. Ломов и Е.Н. Сурков, важные функции антиципации:

Первая функция состоит в том, что антиципация – это всегда предвосхищение, предвидение и ожидание тех или иных событий. В этом проявляется когнитивная функция психического.

Вторая функция проявляется в готовности субъекта к событий, в упреждении их поведении, в планировании действий, что является регулятивной функцией психического.

В представлениях о психическом отражении, в понятии антиципация связываются воедино прошлые, настоящие и будущие события. В этом смысле, - пишет Е.А. Сергиенко, - психологический феномен антиципации имеет универсальное значения для всех форм человеческой деятельности. Начиная любую деятельность или действие, человек имеет представление (осознанное или неосознанное) о желаемом результате, о способах его достижения. Это ожидание выражается, как показывают исследования и в крике младенца, требующего пищи, и в планировании человеком как действий на день, так и перспективы, и в гениальных предсказаниях будущего. Любая деятельность, и в том числе восприятие времени состоит из трёх основных элементов: цель, результат и процесс.

При этом цель деятельности можно представить как аналог будущего, результат – как образ прошлого, а процесс – как связующее звено между прошлым и будущем через настоящее. Не имея опыта результативной активности, длительности в прошлом, невозможно представить себе процесс реализации цели в настоящем. Процесс сопоставления прошлого и будущего в настоящем не сводится к простому выбору из уже имеющихся способов достижения цели. Деятельность всегда содержит в себе творческий элемент.

Е.А. Сергиенко считает, что антиципация – это имманентное свойство любого психического процесса. Это свойство может проявляться в различных формах, например, в форме пространственно-временного упреждения событий. Опережение событий во времени требует достаточно точных представлений о данном событии (т.е. существования определённой модели). Другая форма антиципации – избирательность отражения событий. Селекция информации предполагает наличие некоторой готовности выбора, на основании которой происходит предпочтение событий. Следовательно, можно говорить о проявлении антиципации в форме избирательности поведения человека.

Процессы предвидения, предвосхищения выступают как функции высокоорганизованных процессов, сознательной деятельности субъекта. Цель, ожидаемый результат, задача – детерминируют деятельность индивида. Таким образом, существует своего рода разрыв между пониманием антиципации как неотъемлемого свойства живой материи и предвидения как признака высокоорганизованных процессов.

Связующим звеном между этими крайними точками может служить гипотеза разработанная Б.Ф. Ломовым и Е.Н. Сурковым об уровневом строении антиципации, в русле системного подхода к психике человека Б.Ф. Ломова.

Системный подход Б.Ф. Ломова восходит к развитию идей Б.Г. Ананьева о целостности человека в его развитии. Б.Г. Ананьев разделяя идею о «социо-исторической» обусловленности личности , стремился привлечь внимание к природным основа субъекта, предостерегая против его чрезмерной «социологизации». Структура объекта и её отдельные элементы, по мнению Б.Г. Ананьева отражают историю развития как конкретного человека, так и человечества в целом, а психическое развитие представляет собой «интегративный эффект природного онтогенеза и социально обусловленного жизненного пути личности человека». Он последовательно отстаивал принцип целостности, согласно которому нижние «этажи» психики служат основанием более высоких «этажей». В исследованиях сенсорной организации человека проведённых Б.Г. Ананьевым и его сотрудниками, антиципация выступает в своего рода «связующего звена», обеспечивающего переходы от ощущения к восприятии, от восприятия к представления и от представления к мышлению.

Схема предложенная Б.Г. Ананьевым «ощущение – восприятие – представление – мышление» легла в основу систематизации и классификации данных, показывающих разнообразие процессов антиципации. Б.Ф. Ломов критически подмечал о том, что Б.Г. Ананьев выделил только одну функцию процесса антиципации – когнитивную, тогда как любой психический процесс несёт в себе три функции: когнитивную, регулятивную, и коммуникативную.

Любая человеческая деятельность, и восприятие времени то том числе представляет собой сложный интегративный процесс, где в каждом конкретном случае избирательно объединяются познавательные, эмоциональные, исполнительные, психофизиологические компоненты. Именно поэтому при рассмотрении вопроса о роли и места антиципации в восприятии времени, необходимо воспользоваться некоторыми принципами системного подхода разработанного Б.Ф. Ломовым.

В зависимости от типа задач, - пишет Б.Ф. Ломов, - определяющих те или иные конкретные действия, и критерии, которыми человек пользуется при их решении. Можно выделить по крайней мере пять уровней антиципации: сенсомоторный, перцептивный, уровень представлений, или точнее «вторичных образов», речемыслительный, субсенсорный. В названиях уровней выделенных Б.Ф. Ломовым отражена в основном их когнитивная функция. Авторы предложенной концепции подчёркивают, что она подразумевает не изолированность уровней одного от другого, а их необходимую взаимосвязь. Когда говорится об уровнях антиципации, имеется в виду, прежде всего, интеграция различных процессов, включённых в то или иное действие и обеспечивающих достижение определённого результата.

Б.Ф. Ломов и Е.Н. Сурков сформулировали ряд положений вытекающих из системного понимания антиципации:

Во-первых, антиципацию следует рассматривать как когнитивно-регулятивный процесс той или иной деятельности.

Во-вторых, каждый из пяти уровней антиципации определяется «ведущим звеном» в структуре системных психических процессов, что задаёт и диапазон упреждающих эффектов. (Антиципация сквозной процесс в восприятии времени?)

В-третьих, диапазон и эффективность антиципирующих процессов всегда базируется на сличении текущих событий с аналитико-синтетическими процессами прошлого при избирательном извлечении информации из памяти.

Антиципация таким образом, рассматривается не только как пространственно-временное упреждение, но и как степень полноты и точности «предсказания». Поэтому антиципацию нельзя сводить к вероятностному прогнозированию, так как она представляет собой результат не только повышения определённости принятия решений, но и постоянного уточнения «вероятностной части предсказания».