Факторы регуляции модели психического (theory of mind) в поздних возрастах (АНАНЬЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ-2016 СПб)

June 14, 2016

 

Человек пожилого и старческого возраста сталкивается с многочисленными и сложными социальными взаимодействиями каждый день.  В процессе социальных взаимодействий пожилому человеку требуется интерпретировать и прогнозировать поведение других людей с точки зрения их убеждений и намерений. Пожилой человек находиться в группе риска т.е. он может стать жертвой ограбления или финансовых манипуляций. В связи с этим за последние несколько лет наблюдается рост исследований модели психического (theory of mind, сокр. ToM) при нормальном старении (normal cognitive aging), когда происходит закономерное ухудшение состояния двигательных, когнитивных функций, снижение мобилизационных возможностей организма.  Модель психического можно представить как исполнительный компонент социального познания, управляющий многократными аспектами когнитивных репрезентаций (когнитивные репрезентации об эмоциях другого человека, о намерениях, об убеждениях, о направленности внимания другого человека, самосознание т.е. репрезентации о собственных мыслях), которые одновременно активированы и участвуют в сложных повседневных социальных взаимодействиях (Brunet-Gouet et al., 2011). Нами было проведено исследование на базе Консультативно-диагностического центра № 2 г. Москвы. В исследовании приняли участие 290 респондента пожилого (55-74 лет; средний возраст 64,5 лет) и старческого (75-90 лет; средний возраст 79,9 лет). Респонденты пожилого возраста были дифференцированы на две группы: 55-60 лет (120 человек) и  61-74  лет (120 человек), с целью выявлений различий внутри возрастной группы пожилых респондентов. Третью группу составили респонденты старческого возраста 75-90 лет (50 человек).  Респонденты включались в исследование в ходе амбулаторного приема к врачу-терапевту, гериатру. Все респонденты проходили комплексную гериатрическую оценку: социо-демографический статус (Health Questionnaire), возрастная идентификация (Опросник «Age-of-Me»), полиморбидность (GIRS-G), качество жизни (WHOQOL-BREF), оценка симптомов когнитивного дефицита (MoCA), депрессии (GDS-30), субъективного чувства одиночества (R-UCLA-LS). Для исследования когнитивного компонента ТоМ (понимание иронии и обмана) использовался тест на оценку способности прагматической интерпретации событий (Winner’s Task). Для исследования особенностей аффективного компонента ToM использовались субшкалы из Пенсильванской нейропсихологическая батарея (Computerized Neuropsychological Battery): тест на распознавание эмоций (Penn Emotion Recognition Task-40); тест оценки способности дифференциации эмоций  (Penn Measured Emotion Discrimination Task), тест память на лица (Penn Facial Memory Test).  Для проверки гипотезы о вкладе различных компонентов гериатрического статуса в компоненты модели психического в пожилом и старческом возрасте проводился регрессионный анализ с применением пошагового включения. В качестве зависимых переменных выступали показатели компонентов модели психического, а в качестве независимых переменных – показатели комплексной гериатрической оценки. Приведем пример полученных данных у респондентов 55-60 лет. На распознавание эмоций влияют следующие факторы: [GDS-30] Наличие симптомов депрессии (b=0,296), [WHOQOL-BREF] Общий показатель качества жизни (b=0,213), [R-UCLA-LS]  Субъективное чувство одиночества (b=0,165). Факторы влияющий на дифференциацию эмоций: наличие симптомов депрессии (b=0,284),  [WHOQOL-BREF] Общий показатель качества жизни (b=0,161), субъективное чувство одиночества (b=0,116). Факторы влияющие на память на лица: наличие симптомов депрессии (b=0,253), [MoCA] Наличие симптомов когнитивного дефицита (b=0,151), субъективное чувство одиночества (b=0,143), общий показатель качества жизни (b=0,119), [CIRS-G] Уровень полиморбидности (b=0,086). На понимание обмана влияют следующие факторы: наличие симптомов депрессии (b=0,210), субъективное чувство одиночества (b=0,183), общий показатель качества жизни (b=0,155). На понимание иронии влияют следующие факторы: наличие симптомов депрессии (b=0,289), субъективное чувство одиночества (b=0,225), наличие симптомов когнитивного дефицита (b=0,130), общий показатель качества жизни (b=0,128). Таким образом, результаты регрессионного анализа показывают, что на аффективный и когнитивный компоненты модели психического в пожилом возрасте (55-60 лет) оказывают: состояние психического здоровья, уровень полиморбидности, симптомы когнитивного дефицита, показатели качества жизни и удовлетворенность качеством жизни

Please reload