А.И. Мелехин "Значение оценки субъективного возраста в клинической психологии старения" («


***

Старение можно уподобить «гордиеву узлу» в котором переплетены как объективные аспекты: медицинские, психологические и социальные, так и субъективные аспекты: качество жизни, смысл жизни. Это комплексный нелинейный процесс развития человека, который протекает в течение всей его жизни. Каждому человеку свойственна индивидуальная вариация (траектория) старения. Несмотря на то, что объективное состояние здоровья с возрастом снижается, наблюдается давление старения (pressures of aging) и времени (passage of time) многие люди пожилого и старческого возраста не считают себя больными и старыми [4];[6]. Этот разрыв между объективным состоянием здоровья, который может находиться в явном упадке, и субъективном восприятием здоровья называется парадоксом оценки состояния здоровья [4]. В связи с этим на данный момент в зарубежной гериатрии и геронтопсихологии наблюдается отказ от болезнь-ориентированного подхода (disease-oriented perspective), в основе которого лежит принцип восстановительного (reparative) лечения основанного только на уходе, снижении выраженных симптомов, восстановлении биологического, социального, психического функционирования пожилого человека к стабильному уровню. Активно развивается пациент-ориентированная парадигма (patient-oriented perspective) в основе которой лежит принцип омолаживающего (rejuvenative) лечения. Это лечение направлено корректировку траектории старения (adjustment to aging), т.е. на увеличение уровня биологического, социального и психического функционирования, усиление компенсаторных механизмов (психологического витаукта), создание позитивного самовосприятия, обучение людей пожилого и старческого возраста стратегиям поддержания и улучшения собственного состояния здоровья. Данный подход помещает в центр лечения построение и поддержание терапевтического альянса между специалистом и гериатрическим пациентом для понимания проблем и его потребностей [5]. ***

Литература

  1. Мелёхин А.И., Сергиенко Е.А. Предикторы субъективного возраста в пожилом и старческом возрасте // Экспериментальная психология. 2015. Том 8. № 3. С. 185–201.

  2. Мелёхин А.И., Сергиенко Е.А. Субъективный возраст как предиктор жизнедеятельности в поздних возрастах [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2015. Том 4. № 3. С. 6–14.

  3. Сергиенко Е.А. Субъективный возраст человека как предиктор жизнедеятельности // Психология человека и общества: научно-практические исследования / под ред. А.Л. Журавлева, Е.А. Сергиенко, Н.В. Тарабриной. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2015. С. 262—281.

  4. Adams T.R., et al. Social Support Buffers the Impact of Depressive Symptoms on Life Satisfaction in Old Age//Clin Gerontol. 2016. Vol. 39. №2. pp. 139-157.

  5. Agogo D., et al. Time benders: a model of subjective aging in aging adults//Health Mark Q. 2014. Vol. 31. № 4. pp. 383-398.

  6. Arnadottir S.A., et al. Determinants of self-rated health in old age: A population-based, cross-sectional study using the International Classification of Functioning// BMC Public Health. 2011 Vol. 670. URL: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3175467/ (дата обращения: 19.07.16)

  7. Barnes-Farrell J.L., et al. How do concepts of age relate to work and off-the-job stresses and strains? A field study of health care workers in five nations. //Exp Aging Res. 2002. 28. № 1. pp.87-98.

  8. Bergland A., et al. Predictors of subjective age in people aged 40-79 years: a five-year follow-up study. The impact of mastery, mental and physical health//Aging & Mental Health. 2014. Vol. 18. № 5. pp. 653-66

  9. Bodner E., et al. Accelerated increase and relative decrease in subjective age and changes in attitudes toward own aging over a 4-year period: results from the Health and Retirement Study// Original Investigation European Journal of Ageing. 2016. № 1. pp 1-11.