А.И. Мелёхин "Когнитивные репрезентации времени как ментальный ресурс в позднем возрасте"


Старение характеризуется как период изменения в динамике ресурсов, когда наблюдается неустойчивость в равновесии между формированием, мобилизацией и истощением физиологических, материальных, социальных и ментальных ресурсов [Galligan 2006]. Напомним, что ментальные (психологические) ресурсы – это механизм регуляции активности человека, опирающийся на процессы концептуализации происходящего и собственного опыта [Хазова 2014]. Ресурсы мобилизуются человеком в определенном ситуационном контексте, под влиянием требований конкретной ситуации [Хазова 2014]. В позднем возрасте наблюдается большее давление времени, появляется ощущение ограниченности оставшегося времени жизни, что приводит к изменениям в отношении ко времени. В пожилом и старческом возрасте когнитивные репрезентации времени являются «линзами», через которую пожилой человек смотрит на мир. Эти репрезентации основаны на ментальном опыте пожилого человека, как способности обрабатывать, категоризировать представления о мире и себе, а также формировать смысл жизни [Хазова 2014]. Когнитивные репрезентации времени или представления о времени – это динамическая система организации субъективного представления субъекта о временной протяженности действительности. Каждому возрастному этапу присущи свои ведущие формы когнитивных репрезентаций, отражающие как отношение ко времени, так и состояние психологического здоровья [Киреева 2010]. В связи этим целью исследования является выявление особенностей когнитивных невербальных репрезентаций времени как ментальных ресурсов в пожилом и старческом возрасте. Для исследования невербальных когнитивных репрезентаций времени использовался метод рисунка. Выборка исследования: три группы респондентов: 1) от 55 до 60 лет – 120 человек (17 мужчин и 103 женщины, 56,6±1,8); 2) от 61- до 74 лет - 120 человек (13 мужчин и 107 женщин, 66,7±3,9) и 3) от 75 до 90 лет – 50 (11 мужчин и 39 женщин, 79,4±3,5) амбулаторно наблюдавшиеся в Государственном бюджетном учреждение здравоохранения города Москвы Консультативно-диагностическом центре № 2. Полученные результаты: В трех возрастных группах время представляется в форме визуального символа «время-часы». Большинство нарисованных респондентами циферблатов часов показывали статичное время. Некоторые респонденты не расставляли стрелки и цифры на циферблате. Преобладал образ песочных часов. И. Ялом отмечает, что наличие образа песочных часов у людей пожилого возраста – это мысли о времени жизни [Ялом 2016:99]. В пожилом и старческом возрасте наблюдалось, понимание времени в форме природных явлений и элементов окружающего мира. С помощью этих визуальных образов респонденты пожилого и старческого возраста представляли время как изменение или цепь моментов. В циклической модели времени можно наблюдать образы старения (старый человек, сухие, старые деревья), что указывает на осознание ограниченности времени жизни, наличие страха смерти. Время в позднем возрасте часто ассоциируется с образом дерева. Наличие символа дерева отражает внутреннее состояние субъекта, его ожидания и представления. К общим полученным метафорам времени с экзистенциальной символикой относится, понимание времени через символ реки, водопада и дороги. Эти образы символизируют жизненный путь. Эти метафоры отражают такие свойства времени как течение с разной скоростью, однонаправленность, смешение временных частей. Образ реки понимается как «река-жизни». Этот образ отражает динамку внутреннего психического состояния субъекта, наличие или отсутствие у него преград к достижению личных целей. В юнгианском психоанализе вода как символ связан с бессознательными структурами психики человека [Свирепо, Туманова 2004]. Часто респонденты пожилого и старческого возраста изображали время через образ идущего поезда. Сам символ поезда символизирует путешествие к истинному «Я». К полученным интерсубъективным метафорам времени относят образы: черепахи, лодки в море, катящегося колеса, дождя, самолета летящего назад. Согласно модели адаптации к временным ограничениям Д. Тоабиса Джона (model of adaptation to lifetime constraints) ценностный характер времени заключается в его ограниченности и необратимости. В связи с этим осознание приближающейся смерти (не страх смерти) наполняет жизнь пожилого человека значением, смыслом и ориентацией на настоящее время и в то же время ориентирует на планирование своего будущего, что согласуется с моделью [Tobias John 2014]. Из полученных нами представлений о времени можно сделать вывод о том, что в пожилом и старческом возрастах время выступает одной из форм самоощущения, переживания и осознания собственного жизненного пути. Таким образом, когнитивные репрезентации времени можно рассматривать как диагностическое средство, которое оценивает наличие ментальных ресурсов в позднем возрасте.

Литература

Киреева 2010 - Киреева З.А. Развитие сознания, детерминированного временем. Монография. Одесса, 2010.

Свирепо, Туманова 2004 – Свирепо О.А., Туманова О.С. Образ, символ, метафора в современной психотерапии. М., 2004

Хазова 2014 – Хазова С.А. Ментальные ресурсы субъекта: природа, функции, динамика // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Серия: Педагогика. Психология. Социальная работа. Ювенология. Социокинетика. 2014. Т. 20. № 4.

Ялом 2016 – Ялом И. Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти. М., 2016


Galligan 2006 – Galligan D. Psychosocial Factors that Promote Successful Aging // Ezine Articles. 2006. URL: http://ezinearticles.com/?Psychosocial-Factors-That-Promote-Successful-Aging&id=123352 (дата обращения: 27.01.2017)

Tobias John 2014 - Tobias John D. Subjective Acceleration of Time in Older Adults’ Everyday Life: Motivation Matters».2014.