А.И. Мелёхин: какова же специфика социо-когнитивного дефицита в позднем возрасте? (Введение)


Сложившаяся социальная ситуация предъявляет высокие требования к эмоциональной компетенции или социо-когнитивной способности человека позднего возраста, которая включает в себя: понимание собственных психических состояний и другого человека или модель психического (theory of mind, ToM); регуляцию эмоционального состояния и способность к эмпатии [2].

Почти все неврологические и психические расстройства, которые сопровождаются церебральными изменениями включают в себя дефицит социо-когнитивной способности [1;2;3].

Не зря в DSM-V оценка социального познания является одним из шести компонентов, определяющих нейрокогнитивный статус [2], риски развития большого эпизода депрессии [4], старческой астении [3]. Изменения в этой способности следует рассматривать как важный маркер изменений в функциональном статусе, которые влияют на способность поддерживать здоровье-сберегающее и профилактическое поведение, социальный капитал.

Цель исследования: выявление особенностей когнитивного и эмоционального компонентов модели психического в пожилом и старческом возрасте.

Участники исследования: три группы респондентов 1) 55-60 лет – 120 (17 мужчин и 103 женщины, M±SDage=56,6±1,8); 2) 61-74 лет - 120 (13 мужчин и 107 женщин, M±SDage=66,7±3,9) и 3) 75 - 90 лет – 50 (11 мужчин и 39 женщин, M±SDage=79,4±3,5) проходившие амбулаторную комплексную гериатрическую оценку состояния здоровья у врача-гериатра в городских поликлиниках г. Москвы.

Методики исследования: тест на оценку способности прагматической интерпретации жизненных событий (Winner’s Task); субшкалы из Пенсильванской нейропсихологической батареи (WEB PennCNP): тест распознавания эмоций (Penn Emotion Recognition Task-40), тест дифференциации эмоций (Penn Measured Emotion Discrimination Task), тест запоминание лиц (Penn Facial Memory Test).

Результаты исследования:

  1. Память на лица. Показано, что при непосредственном воспроизведении лиц по памяти респонденты 55-60 лет сумели вспомнить в среднем 35 (87%) лиц, 61-74 лет – 32 (74%) лица, а респонденты 75-90 лет – 26 (61%) лиц из представленных 40 фотографий лиц.

  2. Распознавание и дифференциация простых эмоций. В позднем возрасте наблюдаются следующие особенности обработки эмоциональной информации: 1) эмоциональная гетерогенность или феномен положительного перцептивного смещения, большие трудности при распознавании отрицательных в отличие от положительных эмоций; 2) ложная атрибуция или гипотеза конгруэнтности настроения, т.е. при распознавании экспрессии спокойного лица у респондентов трех возрастных групп наблюдались ошибки в форме приписывания других эмоций; 3) эффект высокого порога интенсивности эмоций, т.е. высокая интенсивность эмоций способствует лучшему распознаванию эмоций; 4) феномен гендерного уклона при распознавании экспрессий лица, т.е. женщины пожилого возраста лучше распознают женские лица лучше, чем мужские.

  3. Понимание небуквальных высказываний. У респондентов трех возрастных групп наблюдаются большие изменения в понимании иронии, чем обмана. Следует отметить трудностей в одновременное понимание двух точек зрения и интерпретации обмана и иронии в социальном контексте у респондентов трех возрастных групп.

Таким образом выделенные особенности расширяют симптомы дефицита социо-когнитивной способности для более эффективной диагностики этих нарушений и эффективности проводить социо-когнитивные тренинги по восстановлению и усилению навыков понимания психических состояний других людей в позднем возрасте как при нормальном старении, так и при нейродегенеративных расстройствах. Значительный интерес представляет применение транскраниальной магнитной стимуляции и введения окситоцина для улучшения социо-когнитивных навыков у пациентов лобно-височной деменцией. Актуальными являются исследования по эффективности серотонинергических и норадренергических антидепрессантов при аффективном спектре расстройств в позднем возрасте для стабилизации обработки социо-эмоциональной информации.




Литература

  1. Derntl B., Habel U. Deficits in social cognition: a marker for psychiatric disorders? // Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci. 2011. Vol. 261. № 2. pp. 145-149.

  2. Henry J.D., et al. Clinical assessment of social cognitive function in neurological disorders.// Nat Rev Neurol. 2016. Vol.12. №1. pp.28-39.

  3. Moran J.M., et al. Social-cognitive deficits in normal aging //J Neurosci. 2012. Vol.32. №16. рр. 5553–5561.

  4. Shiroma P., et al. Facial recognition of happiness among older adults with active and remitted major depression// Psychiatry Research. 2016. Vol. 243. pp.287–291.